Юбилейные статьи

С 2013 года Общество Святейшего Сердца Иисуса каждый год публикует юбилейные статьи в честь Святейшего Сердца Иисуса. Тем самым мы хотим способствовать распространению почитания Святейшего Сердца Иисуса в России. Авторами этих статей являются священники, которые служат Тридентскую Мессу и в России и за рубежом.

2018

Автор статьи: о. Вернер Готфрид Бёзигер, Братство Священников Св. Пия X (FSSPX), духовник Религиозной общины римско-католического вероисповедания традиционного латинского обряда "Почитатели Сердца Иисуса Христа", г. Минск, Республика Беларусь


Иисус, кроткий и смиренный сердцем, сотвори сердца наши подобными Сердцу Твоему

Во Христе возлюбленные братья и сёстры!

«Фарисеи же и книжники роптали, говоря: Сей принимает грешников и ест с ними». Эта фраза очень хорошо подходит к празднику, который мы отмечаем сегодня, к нашему общему празднику Святейшего Сердца Иисуса. В сегодняшнем евангелии видим Святейшее Сердце Иисуса в действии. «Он принимает грешников и ест с ними». Пока человек жив, он ещё может раскаяться и спастись. Одно же из 11-ти обещаний Святейшего Сердца Иисуса гласит так: «Грешники найдут в моем сердце неиссякаемый источник милосердия». Он их принимает и ест с ними, чтобы они поднялись из болота и нашли твердую землю под ногами.

Мы сегодня ещё раз возвращаемся к этому источнику милосердия, к нашему покровителю. Существует очень короткая и эффективная молитва, чтобы всегда и везде прибегнут к нему:

«Иисус, кроткий и смиренный сердцем, сотвори сердца наши подобными Сердцу Твоему».

Это одна из восклицательных молитв. Сила её именно в том, что она очень кротка и содержательна.

Диавол также имел и имеет восклицательные молитвы. Берите французскую революцию. Liberte/ fraternite/ egalite/ Короткие и очень содержательные лозунги. Свобода, братство и равенство. Только эти слова очень нуждаются в различении. Нет абсолютной свободы для человека. Нет свободы от закона Божьего, от естественного закона. И равенства тоже нет абсолютного. Но именно эти слова содержат очень ценные для человека вещи. Можно всех собрать под такой лозунг, не различая подробно смысл. Так работает любая демагогия.

Или другой лозунг «Пролетарии всего мира, объединяйтесь». Или также лозунг «сегодня Германия наша, завтра весь мир».

Вся сила в том, что фраза коротка и легко вспоминается. Опасность в том, что без понимания смысла.

А наша кроткая восклицательная молитва не является двусмысленным выражением и фальшивом подтекстом. Она короткая и сильная, и содержит только добро.

«Иисус, кроткий и смиренный сердцем, сотвори сердца наши подобными Сердцу Твоему».

В ней всё сказано. Наш идеал, наш гид и спаситель, Иисус Христос, кроткий и смиренный, наша воля ему подрожать, и наше признание собственной слабости и неверности, поэтому мы должны попросить, чтобы Он сотворил из нашего каменного сердца другое сердце, подобное Его Сердцу. Сам Иисус сказал, что Бог может создать Аврааму потомство из камней. Тем более Он сможет превращать наше каменное сердце в любящее сердце Бога. Если кто из нас так перегружен работой и измучан жарой, так иногда на самом деле может быть, что никуда не хочет идти и ничего не хочет делать, то эту кроткую молитву мы можем и должны прочитать много раз в день. Это просто необходимо, как мы чистим зубы после еды, как мы идём мыться, также необходимо читать эту краткую очищающую молитву. Сразу же много из наших глупых жизненных претензий отпадут.

Сегодня у нас праздник Святейшего Сердца Иисуса Христа: покровителя вашего Общества Святейшего Сердца Иисуса и нашей общины. После Пасхи, Рождества и Сошествия Духа святого это должен быть самый важный праздник в жизни прихода, посвящен ему. Общество Святейшего Сердца Иисуса, так же, как и наш приход, имеет покровителя для того, чтобы почувствовать покровительство в трудных моментах.

Работа и разные занятости в совокупности многим могут препятствовать появиться на Мессе в этот день, однако было бы правильно пересмотреть свою жизнь, чтобы иметь возможность участвовать в Святой Мессе в этот праздник. Конечно, Сердце Иисуса ничего не потеряет от своей славы, только мы потеряем его благословение.

Итак, часто повторяйте эту короткую и очень эффективную молитву:

«Иисус, кроткий и смиренный сердцем, сотвори сердца наши подобными Сердцу Твоему».

2017

Автор статьи: о. Атаназиус Шнайдер, Епископ-помощник Архиепархии Святой Марии в Астане, Казахстан

Святейшее Сердце Иисуса —
царь и средоточие всех сердец

Культ и почитание Святейшего Сердца Господа нашего Иисуса Христа является как бы синтезом всей христианской религии и образцом «более совершенной жизни, поскольку он скорее ведет души к глубокому и близкому познанию Христа Господа, и действенней подвигает сердца любить Его горячее и точнее подражать Ему» (Папа Пий XI, Энциклика Miserentissimus Redemptor, 3).

Мы почитаем Сердце Иисуса и поклоняемся Ему в Его святом человечестве, соединенном со СЛОВОМ, Вторым Лицом Святой Троицы. Сердце – символ любви. Почитая Сердце Иисуса, мы почитаем, следовательно, любовь, которую вочеловечившееся СЛОВО проявляет к нам, грешным людям. Христос имеет человеческое сердце, сердце из плоти, сердце, бьющееся нежнейшей, искреннейшей и благороднейшей любовью к нам. Его любовь превосходит всякое мышление (ср. Еф. 3, 14). Иисус Христос всегда тот же (ср. Евр. 13, 8), и будучи в небе, Он продолжает любить нас этим Своим человеческим сердцем. Человеческая любовь сердца Христа черпает свою доброту из необъемлемого океана любви Триединого Бога. Сердце Иисуса, умирающего за нас на кресте, является конкретным и видимым выражением любви Самого Бога.

Сердце Иисуса и Его искупительная любовь являются наивысшим, превосходнейшим и действеннейшим свойством вочеловечившегося СЛОВА Божия. Многие добродетели сияют в Его святейшем страдании, но самая яркая из них – Его любовь. Христос, будучи уже мертвым, позволил, дабы Его бок пронзили копьем. В оригинале стоит выражение: «и один из воинов копьем отверз Ему ребра» (Ин. 19, 34). Почему не говорится «ранил», но «отверз»? Святой Августин отвечает: «Ибо этим самым были отверсты врата жизни» (Tractatus in Ioannem, 120, 2).

Каким должен быть наш ответ на столь невыразимую любовь Спасителя к нам? Господь жаловался Святой Маргарите Магдалине Алакок , что люди не отвечают на Его любовь: «Смотри, сердце, столь любящее людей; а люди проявляют к Нему только неблагодарность». Если мы действительно любим Иисуса, мы будем огорчены из-за оскорблений, нанесенных людьми Его Святейшему Сердцу. Мы должны инстинктивно чувствовать в себе потребность приносить акты возмещения и умилостивления за бесчисленные оскорбления, ранившие Святейшее Сердце Иисуса, конечно, в первую очередь за наши собственные грехи.

Как правильно понять такое возмещение и умилостивление? Церковь нас учит: «Никакой тварной власти не по силам изгладить грехи людей, и Сын Божий принял человеческую природу, чтобы искупить ее. Сие Спаситель человеков Сам возвестил устами Псалмопевца: "Жертвы и приношения Ты не восхотел: но тело уготовал Мне. Всесожжения и жертвы за грех неугодны Тебе. Тогда Я сказал: вот, иду". (Евр. 10, 5-7). И поистине: "Он взял на Себя наши немощи, и понес болезни…Он изъязвлен был за грехи наши" (Ис. 53, 4-5), "Он грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо…"(1 Петр. 2, 24), "Истребив учением бывшее о нас рукописание, которое было против нас; И Он взял его от среды и пригвоздил ко кресту… (Кол. 2, 14), "чтобы мы будучи мертвыми для греха, жили по правде" (1 Петр. 2, 24). Но, хотя преизбыточествующим искуплением Христа мы получили изобильное прощение всех грехов (ср. Кол. 2, 13), однако поскольку чудным божественным промыслом недостающее от скорбей Христовых должно восполнятся во плоти нашей за Его тело которое есть Церковь (ср. Кол. 1, 24), ко хвале и удовлетворению, "принесенных Христом за грешников Богу", мы можем добавить свою хвалу и удовлетворение; и действительно нам надлежит поступать так. Но мы должны всегда помнить, что вся искупительная сила зависит от кровавой жертвы Христа, беспрерывно возобновляемой на наших алтарях ненасильственно. "Ибо жертва одна и та же, что ныне приносится служением священников, и что некогда была принесена Самим Господом на кресте, только способ принесения разный" (Тридентский Собор, Сессия XXIII, Глава 2). Потому к сей величайшей евхаристической Жертве следует присоединять приношение священнослужителей и верных, так чтобы они тоже могли "представить собой жертву живую, святую, богоугодную" (Рим. 12, 1). Даже более, св. Киприан не колеблется утверждать, что "Господня жертва не совершается с законным освящением, если наше приношение и жертва не соответствуют Его страсти" (Ep. 63). По этой причине, Апостол предупреждает нас, что "нося в теле мертвенность Иисуса" (2 Кор. 4, 10) и "погреблись с Ним крещением в смерть" (ср. Рим. 6, 4-5), мы должны не только распинать свою плоть со всеми страстями и похотями (ср. Гал. 5, 24), "удаляясь от мирского растления похотью" (2 Петр. 1, 4), но будучи причастниками Его вечного священства, "чтобы жизнь Иисусова открылась в теле нашем" (2 Кор. 4, 10), мы должны приносить "дары и жертвы за грехи" (Евр. 5, 1). В сем мистическом священстве и в служении примирения и жертвоприношения участвуют не только те, кого наш Первосвященник Иисус Христос принимает в служители для воздаяния чистого приношения во имя Божие во всяком месте от востока солнца и до запада (Мал. 1, 11), но и всему Христианскому народу по праву названному Князем Апостолов "родом избранным, царственным священством" (1 Петр. 2, 9), следует возмещать за грехи свои и всего человечества (Евр. 5, 3) весьма схожим образом, как и всякий священник и первосвятитель "из человеков избираемый, поставляется на служение Богу" (Евр. 5, 1)» (Папа Пий XI, Энциклика Miserentissimus Redemptor, 9).

«Но чем более совершенно наше приношение и жертва соответствует жертве Господа, то есть, чем совершеннее мы закалаем нашу любовь и наши желания и распинаем нашу плоть таинственным распятием, о котором глаголет Апостол, тем более изобильные плоды сего примирения и умилостивления мы получим для нас и для других. Ибо существует чудный и тесный союз всех верных со Христом, подобный тому, что осуществляется между главой и членами. Более сего, благодаря тому мистическому Общению Святых, что мы исповедуем в Католическом символе веры, отдельные люди и целые народы соединены не только друг с другом, но и с Ним, "Который есть глава Христос, из Которого всё тело составляемое и совокупляемое, посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви" (Еф. 4, 15-16). Об этом Иисус Христос, Посредник между Богом и людьми, перед лицом смерти, и молил Отца: "Я в них, и Ты во мне, да буду совершены во едино" (Ин. 17, 23)» (Папа Пий XI, Энциклика Miserentissimus Redemptor, 10).

«Но как могут эти умилостивительные обряды принести утешение после того, как Христос воцарился в блаженстве Небес? На это ответим словами св. Августина, которые здесь весьма кстати: "Приведи мне одного любящего, и он поймет, что я говорю" (In Johannis evangelium, tract. XXVI, 4). Ибо сильно возлюбивший Бога, буди он пожелает обратиться к прежним дням, может остановиться в созерцании Христа, труждающегося для людей, скорбящего, страдающего в великих тяготах, "ради нас и ради нашего спасения", истомленного грустью, тревогой, "изъязвленного за грехи наши" (Ис. 53, 5) и исцеляющего нас Своими ранами. И благочестивые души еще старательней созерцают эти деяния, ибо грехи и преступления людей, совершенные в каждом веке, были причиной предания Христа смерти, и от них же приходят ко Христу скорби, страдания и смерть, поскольку каждый грех по-своему возобновляет страсти нашего Господа: "Вновь распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему" (Евр. 6, 6). Так, если из-за наши грехов, тогда еще предстоящих, но уже предвиденных Им, душа Христа восскорбела смертельно, нет сомнения в том, что и наше возмещение, которое Он также предвидел, принесло ему некое облегчение, когда "явился Ангел с неба и утешал Его" (Лк. 22, 43), чтобы Его Сердце, стесненное угнетением и тоской, нашло утешение. Итак, даже до сего дня чудно, но истинно мы можем и должны утешать Святейшее Сердце, постоянно раненное грехами неблагодарных людей, поскольку - как мы читаем во священной литургии - Сам Христос устами Псалмопевца жалуется на то, что Он оставлен Своими друзьями: "Поношение сокрушило сердце мое, и я изнемог; жаждал сострадания, и нет его, - утешителя, но не нахожу". (Пс. 68, 21)» (Папа Пий XI, Энциклика Miserentissimus Redemptor, 13).

«К этому можно добавить, что искупительные страсти Христовы возобновляются и некоторым образом продолжаются и исполняются в Его мистическом Теле, которое есть Церковь. Как говорит св. Августин: "Христос пострадал так, как Ему надлежало пострадать; отныне нет никакого недостатка в мере Его страданий. Скорби претерпела Глава, но остались страдания в Его Теле" (На пс. 86). Это снизошел объяснить и Сам Господь Иисус, когда говоря к Савлу, "всё еще изрыгающим угрозы и убийства" (Деян. 9, 1), Он сказал: "Я - Иисус, Которого ты гонишь" (Деян. 9, 5). Сие ясно обозначает, что когда гонениям подвергается Церковь, Сам Божественный Глава Церкви тоже гоним и осаждаем. По праву Христос, всё еще страдающий в Своем мистическом Теле, желает общников для Своего искупительного дела. Этого же требует наш близкий союз с Ним, ибо поскольку мы "Тело Христа и члены Его" (1 Кор. 12, 27), когда страдает Глава, с Ним страдают и все члены. (Ср. 1 Кор. 12, 26)» (Папа Пий XI, Энциклика Miserentissimus Redemptor, 14).

«Сколь велика потребность в умилостивлении или возмещении за грех, особенно в наше время, станет явно всякому, кто, как мы сказали, телесным и духовным взором окинет этот мир, который "во зле лежит" (1 Ин. 5, 19). Ибо со всех концов до нас доносится вопль скорбящих народов, а их князья и правители поистине восстали и собрались вместе против Господа и против Его Церкви (ср. Пс. 2, 2). Во всех их краях мы зрим попранные права Божественные и человеческие. Церкви низвергают и разрушают, мужи Церкви и священные девы выводятся из своих домов и предаются поруганию, зверству, гладу и заточаются в узы; мальчиков и девочек отрывают от груди их матери Церкви и учат отрекаться от Христа, учат богохульству и наихудшим преступлениям похоти. Весь христианский люд, в унынии и отчаянии, постоянно подвергается опасности либо отпасть от веры, либо претерпеть жесточайшую смерть. События сии столь печальны, что можно сказать, что они предрекают "начало скорбей", то есть поступки человеков греха, "противящихся и превозносящихся выше всего, называемого Богом или святынею" (2 Фесс. 2, 4)» (Папа Пий XI, Энциклика Miserentissimus Redemptor, 15).

«Еще больше нужно оплакивать, что среди самих верных, омытых банею Крещения в крови непорочного Агнца и обогатившихся благодатью, находятся многие разного сословия, кто, поступая в немыслимом невежестве о Божественных вещах, зараженные лжеучениями, далекие от Отцовского дома, ведут жизнь порока, жизнь ни освещенною светом веры, ни обрадованную ожиданием грядущего блаженства, ни обновленную и охраняемую огнем любви; похоже, они истинно сидят во тьме и тени смертной. Более того, среди верных весьма возросло небрежение церковной дисциплиной и теми древними установлениями, на которых утверждается вся христианская жизнь, которыми управляется домашнее общество и оберегается святость брака. Образование детей также в небрежении, или же извращено прельстительными попущениями, а у Церкви отняли власть давать образование юношеству. Есть печальное забвение христианской скромности в жизни и одежде женщин; есть невоздержанное вожделение преходящих ценностей, отсутствие умеренности в гражданских делах, тщеславный поиск народной благосклонности, обесценивание законной власти, и наконец презрение к слову Божию, что ведет к страданию или близкой погибели самой веры» (Папа Пий XI, Энциклика Miserentissimus Redemptor, 16).

«Всё это зло нашло свою вершину в трусости и лени тех, кто подобно спящим и бегущим ученикам, нестойким в вере, жалко покинули Христа, окруженного прислужниками Сатаны, в час Его скорби, а также в вероломстве тех, кто, следуя по стопам предателя Иуды, либо приобщаются святой трапезы дерзко и святотатственно, либо прямо переходят в стан врага. И так, даже против нашей воли, рождается мысль, что приблизились дни, о которых прорекал Господь: "И по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь" (Мф. 24, 12)» (Папа Пий XI, Энциклика Miserentissimus Redemptor, 17).

Как нам жить в более тесной и личной связи со Святейшим Сердцем Иисуса? Для этого Сам Господь дал нам действенное средство, а именно посвящение каждого из нас, наших семей, приходов, епархий, стран и даже всего мира Его Святейшему Сердцу. Так учит Папа Пий XI: «Несомненно, среди всего, что принадлежит почитанию Святейшего Сердца Иисуса, особое место занимает Посвящение, когда мы посвящаем себя и всё свое Божественному Сердцу Иисуса, признавая, что всё получили от нескончаемой любви Божией. […] Поскольку в прошедшем и в настоящем столетии случилось так, что отрицанию подверглось владычество Господа Иисуса Христа, а против Церкви развязали войну, проводя законы и плебисциты противные Божественному и естественному праву, даже до крика в собраниях "не хотим, чтоб он царствовал над нами" (Лк. 19, 14): Посвящение Сердцу Иисуса, противостоя всему этому, прорывается гласом всех почитателей Святейшего Сердца, так словно бы это был один голос: "Христу надлежит царствовать" (1 Кор. 15, 25); "Да приидет Царствие Твое" (Мф. 6, 10). Так наконец случилось, что в начале этого столетия [1900] счастливой памяти наш Предшественник Лев XIII, под одобрение всего Христианского мира, посвятил весь род людской, которым Христос, в Коем восставляется всё (Еф. 1, 10), владеет по прирожденному праву, сему Святейшему Сердцу.» (Папа Пий XI, Энциклика Miserentissimus Redemptor, 4).

Почитание Святейшего Сердца Иисуса должно нам быть очень дорогим. Ибо этим благочестием мы не почитаем только лишь какой-то определенный момент Его жизни, или одну тайну, но совокупность Его всеобъемлющей любви. Почитая Сердце Иисуса, мы не почитаем в отдельности например Младенца, Отрока, Агнца, но лицо Иисуса Христа в полноте Его любви. Такое почитание имеет свой смысл и свою цель особенно в том, чтобы все наши действия были проникнуты любовью в единении с Его спасительной любовью.

Полезно для нас всех всегда вспомнить обещания, которые Господь дал святой Маргарите-Марии Алалок (17. век) для всех тех, кто будет почитать Его Сердце и распространять Его культ:


1. Я дам им все благодати, необходимые им в их жизни. 
2. Я установлю мир в семьях. 
3. Я буду утешать их в трудностях. 
4. Я буду для них надежным прибежищем в течение всей жизни и особенно в час смерти. 
5. Я буду изливать изобильное благословение на все их начинания. 
6. Грешники обретут в Моем Сердце источник и безбрежный океан милосердия. 
7. Теплохладные дущи станут ревностными. 
8. Ревностные души быстро достигнут большого совершенства. 
9. Я благословлю все места, где изображения Моего Святейшего сердца будут находиться и почитаться. 
10. Я дам священникам мощь коснуться самых ожесточенных сердец. 
11. Имена тех, кто будет пропагандировать это почитание, будут записаны в Моем Сердце и никогда не будут изглажены. 
12. Я наделю благодатью раскаяния перед смертью всех, кто на протяжении девяти месяцев подряд будет принимать Причастие в первую пятницу месяца.

С момента Боговоплощения люди и всё человеческое общество не должны иметь другого Царя и владыки кроме Иисуса Христа, Сердце Которого есть центр и средоточие всех сердец. Сердце Иисуса – это сердце царя, ибо Он единственный истинный царь. Чтобы человечество в наше время смогло найти выход из актуального деградирующего морального и религиозного кризиса, необходимо принять вновь Богочеловека Иисуса Христа как своего царя и посвятить себя и всё общество Его Святейшему Сердцу. Мир будет дан личностям, семьям, странам и всему миру лишь тогда, когда Христос станет центром их жизни.

 Наша вера говорит нам, что мы никогда не одни и одиноки, ибо существует кто-то, кто постоянно думает о нас, кто постоянно смотрит на нас, кто постоянно любит нас. А это и есть Сердце Иисуса. Он ведь сказал: «Придите все ко мне, труждающиеся и обремененные, и Я дам вам покой». Этот голос Христа является живым эхом голоса Бога, звучавшего уже в Ветхом Завете: «Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (Ис. 49, 15). В трудных и скорбных моментах мы хотим повторять с верой и с упованием эти слова: «Что мне на небе, и что я ищу на земле, если не Тебя? Плоть моя и сердце моё томится по Тебе, Бог сердца моего» (Пс. 72, 25-26). Святая Маргарита Мария Алакок любила слова этого псалма. Она часто повторяла это краткое молитвенное воззвание: «Бог моего сердца и Сердце моего Бога!». Иисусу Христос – истинный Бог и истинный человек, Его неизреченной любовью пылающее Сердце является царем и средоточием всех сердец. Нет человеку и обществу покоя, как только в Его Сердце, богатом для всех, призывающих Его.

Сердце Иисуса – это рай милосердия. Он всегда близок к нам, Он всегда ждёт нас, каждого из нас, чтобы мы пришли к Нему и просили Его прощения. Но не только это: чтобы мы привели к Нему грешников, которых Его Божественное Сердце так жаждет. Будем часто говорить с духом веры, с сердцем сокрушенным, с душою полной надеждой: «Иисус, я уповаю на Тебя!». Будем произносить этот призыв часто за обращение грешников, ибо Бог богат милосердием (ср. Еф. 2, 4). Какую великую силу имеет вера, молящаяся: «Иисус, я уповаю на Тебя!», «Иисус, сердце моего Бога и Бог моего сердца, я посвящаюсь всецело Тебе!». Каково безгранично само милосердие Божие в лике Иисуса и в Его Святейшем Сердце! Оно живет среди нас в таинстве Святой Евхаристии во всех дарохранительницах Земли, и там, в Евхаристическом Сердце Иисуса, мы находим истинного царя и средоточие всех сердец, и сам рай в этой долине слез. «Сердце Иисуса, царь и средоточие всех сердец, помилуй нас и весь мир!».

2016

Автор статьи: о. Августин Дзендель, SDB (ответственный за Пастырское и литургическое обслуживание (forma extraordinaria), а также за уделение Таинств верным прихода Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии в г. Москве, которые, будучи членами Католической Церкви, желают участвовать во Святой Мессе согласно Миссалу, опубликованному властью Папы Иоанна XXIII в 1962 году и в полном соответствии Motu Proprio Summorum Pontificum Его Святейшества Папы Бенедикта XVI от 7 июля 2007 года).

О Святейшее Сердце Иисуса,
помилуй и спаси прославляющих Тебя!

Почитание Божественного Сердца Иисуса — это прославление Божьей любви и милосердия. Через Христово Сердце Бог самым близким человеку способом проявляется как Любовь. Эта тайна Божьей любви заключается в том, «что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1 Ин 4:10). Мы видим эту безграничную любовь, доброту и милосердие уже в Ветхом Завете. «Ты всех милуешь...», — читаем мы в Книге премудрости Соломона (11:24). Вершиной Божьей любви и милосердия стало то, что Бог Отец послал в мир Единородного Сына Своего (ср. 1 Ин 4:9), дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (ср. Ин. 3:16). Следовательно, небесный Отец, чья милость «вовек» (Пс 136:1), отдал нам то, что было для него дороже всего: Своего Единородного Сына. И Он отдал Его нам «не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости» (Тит 3:5).

Иисус Христос — Сын Небесного Отца, поэтому в Нем присутствуют все Божьи черты, а значит, Божья любовь и милосердие. Свою любовь к нам Божий Сын доказал тем, что страдал и умер на кресте за нас. Он сам сказал об этом: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин 15:13). Именно через эту крестную жертву и мы «познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее» (1 Ин 4:16). Эта спасительная Божья любовь постоянно восходит над горизонтом людской истории в образе сердца, пронзенного копьем воина (Ин 19:34). Святейшее Сердце Иисуса было переполнено любовью к людям, которую мы видим в Его крестной жертве. Поэтому оно стало символом бесконечной любви ко всему человечеству. Значит, когда мы почитаем Его Сердце, то восхищаемся Его безграничной любовью, которая проявлялась и во время Его земной жизни, — когда Он благословлял детей, исцелял больных, помогал бедным, любил грешников, когда Он на кресте простил Своих врагов.

Так Божественное Сердце Иисуса стало символом Божьей любви. Оно не делает различий между людьми и поэтому зовет: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим». Тем самым Иисус хотел сказать, что вопреки всем жизненным бедам и страданиям мы найдем в Нем покой и отдых для своей души. Когда Иисус явился св. Маргарите Алакок, то показал ей Свое сердце, излучавшее огонь любви, и сказал: "«Вот Сердце, Которое так возлюбило людей, что не оставило для себя ничего и даже позволило замучить и принести Себя в жертву, чтобы засвидетельствовать Свою любовь».

Тем, кто почитает Божественное Сердце, Спаситель обещает множество милостей. Об этом он сообщил св. Маргарите в 1686 году, когда говорил о 12 обещаниях, ставших проявлением бесконечной Божьей любви и милосердия. Св. Франциск Сальский (1567 — 1622) говорил: «Если бы я знал, что у меня в сердце есть хотя бы один мускул, который не принадлежит Богу, я тотчас бы его вырвал». Этот святой хорошо понимал, что его сердце должно полностью принадлежать Богу ради доброты и любви, которые Он проявляет в том, что призывает нас жить в общении с ним, и которые Он доказал нам, послав Искупителя — Своего Сына.

«В тот день, когда мы перестанем гореть любовью, многие умрут от холода», — говорит Франсуа Мориак. Поэтому давайте загоримся новым огнем любви к Иисусу и давайте будем почитать Его Божественное Сердце.

Давайте посвятим Его Сердцу наши семьи и весь мир, и не только в Его праздник, не только в июне, месяце, который Ему посвящен, но и до конца жизни. Тем самым мы удостоимся исполнения обещаний, которые Божественный Спаситель дал всем, кто будет почитать его Святейшее Сердце:

  1. Почитающим Мое Святейшее Сердце Я дарую любые необходимые благодати и помощь согласно их жизненным обстоятельствам.
  2. В их семьях Я установлю и сохраню мир.
  3. Я утешу их в любых печалях.
  4. Я буду для них надежным прибежищем в жизни, и особенно в смертный час.
  5. Я изолью обильные благословения на все их труды и начинания.
  6. Грешники найдут в Моем Сердце неисчерпаемый источник милосердия.
  7. Благодаря этой форме благочестия теплохладные души станут ревностными.
  8. Ревностные души быстро достигнут высот совершенства.
  9. Мое благословение пребудет там, где будет почитаться образ Святейшего Сердца.
  10. Всем, кто трудится ради спасения душ, Я дарую благодать обращать даже самые черствые сердца.
  11. Имена тех, кто распространяет эту форму благочестия, будут навсегда запечатлены в Моем Сердце.
  12. Всем, кто будет причащаться в первую пятницу девять месяцев подряд, я дарую благодать сохранить веру до конца и обрести вечное спасение.

Св. Августин, великий учитель Церкви (354 — 430) жил в достатке и комфорте, наделенный всеми дарами и талантами. Но он утопал в водовороте роскоши и вел жизнь, которая огорчала его мать Монику. Однако Божья милость мало-помалу прокладывала дорогу вглубь его сердца. Молитвы его матери и блестящие проповеди св. Амвросия привели его к обращению. Потом он написал свою знаменитую «Исповедь», которая начиналась с того самого возгласа жажды света и любви, который всегда остается в силе: «Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе».

Все приоритеты и удовольствия мира несут в себе признаки временности и никогда не смогут полностью удовлетворить душу того, кто жаждет вечного, непреходящего. Только Бог и Его истины успокоят и наполнят благодатью душу человека. И если мы хотим обрести постоянное, подлинное счастье, то должны довериться Святейшему Сердцу Иисуса, которое всех нас обнимает своей любовью. Кто ищет другой источник счастья, блуждает в потемках, как св. Августин в дни своей молодости.

Святейшее Сердце Иисуса полно богатств, потому что из рук Христа мы щедрой мерой получаем и земные вещи. Даром для молодоженов и их гостей стали шесть полных сосудов вина — больше сосудов там просто не было... Голодным Он дает хлеб, и в таком количестве, что после одной трапезы насобирали двенадцать корзин остатков, после другой — семь... Его Сердце полно богатств для всех, и большинство из тех, кому они предназначены, к Нему не только не взывали, но даже не знали, что Он может и хочет совершить то, что совершил.

Однако Божье богатство не исчерпывается этими земными дарами. Плоды своего дела искупления оно приносит для всех. Прежде всего этим богатством является Он сам — Иисус Христос. Св. Павел пишет так: «Ибо вы знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою» (2 Кор 8:9).

Все свое богатство Бог нам вручил, когда отдал нам Своего Сына. И как «с Ним не дарует нам и всего?», — пишет св. Павел (Рим 8:32). Даже апостол не может удержаться от восторга при виде такого Божьего милосердия, поэтому от всего сердца восхваляет его в прекрасном гимне: «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия!» (Рим 11:33). Какое счастье, что мы не можем понять всего! Это подтверждает, что для уповающих на Него Он уготовал то, что своей славой и красотой превосходит все доступное нашему представлению и пониманию (1 Кор 2,9).

Глубина божьего богатства и милосердия непостижима, и это богатство содержится в Святейшем Сердце Иисуса! Христос снискал для нас все благодати, Он добыл для нас милость, которая приведет людей к спасению. Мы должны черпать из нее без страха, ведь Его богатство неисчерпаемо! Сколько Его даров мы получим, уже зависит от нас. В какой мере мы будем черпать из богатства Его милости здесь, на земле, в такой получим и богатства Его славы на небесах. Поэтому с величайшим почтением и доверием устремим свои сердца к Божественному Сердцу Иисуса и воззовем: «О Святейшее Сердце Иисуса, помилуй и спаси прославляющих Тебя!».

Фрагменты из книги Ф. Данцака «Святейшее Сердце Иисуса»,
(František Dancák. Najsvätejšie Srdce Ježišovo. Kružlov 2002).
Перевод со словацкого.

2015

Автор статьи: о. Михаил Ермашкевич ОР (Настоятель прихода Св. Троицы, г. Сенно, Республика Беларусь)

Святейшее Сердце Иисуса —
источник животворящей жертвенной любви

Триста двадцать пять лет тому назад, 17 октября 1690 г. в монастыре визиток в Парэ ле Мониаль во Франции с именем Иисуса на устах окончила свой земной путь сестра Маргарита Мария Алакок, которую Спаситель избрал своим орудием в распространении почитания Его Пресвятого Сердца, столь важного для возрождения огня любви в сердцах верующих, охлажденных янсенизмом. Весть о кончине этой скромной монахини передавалась не иначе, как: «Умерла святая!», хотя поначалу у многих были сомнения, стоит ли вообще принимать обеты у девушки, столь подозрительно набожной и одаренной необыкновенной благодатью. Поэтому для проверки истинности ее намерений и призвания, она подвергалась различным испытаниям, в которых Маргарита Мария проявила необыкновенное послушание и смирение. Когда читаем ее жизнеописание, основанное на свидетельствах современников и на записках самой святой, сделанных по заданию настоятельниц и духовных руководителей, поражаемся терпению, самоотверженности и покорности этой избранницы Христовой, которая в свою очередь была поражена своей «испорченностью», «греховностью» и считала себя недостойной великих откровений и благодати, дарованных свыше.

Отец Клод де ла Коломбьер, иезуит, самый замечательный из духовников сестры Маргариты Марии Алакок, которому Провидение также предназначило важную роль в расширении царствования Божественного Сердца, характеризует свою духовную дочь как «всегда необыкновенно смиренную и податливую, охваченную большой любовью креста и пренебрежения к себе. Это черты доброго духа, который ее ведет, и они никогда никого не ввергли в заблуждение». А ведь по причине откровений эту монахиню одно время даже считали одержимой, обильно поливали святой водой, осеняли крестными знамениями и читали над ней молитвы, чтобы изгнать из нее «злого духа». Но Тот, которым она была «одержима», не уходил, но еще сильнее прижимал к себе свою избранницу, говоря ей: «Люблю святую воду и так сильно люблю крест, что не могу удержаться, чтобы еще крепче не соединяться с теми, кто носит его как я, из любви ко мне». А происходило это уже после того, как Маргарита Мария получила великие откровения, положившие начало обновлению духа любви в Церкви! Последнее из них, в котором Господь пожелал установление торжества в честь Его Пресвятого Сердца в первую пятницу после Октавы торжества Тела Христова, имело место в июне 1675 г., т.е. ровно триста сорок лет назад.

Этот двойной юбилей является хорошим поводом, чтобы наново осознать актуальность Откровений Божественного Сердца и примеры той, через которую мы их получили.

Прежде всего, вспомним их содержание и смысл. В праздник св. Иоанна Богослова, 27 декабря 1673 г. Господь мистическим образом позволил Маргарите Марии, подобно, как и когда-то любимому ученику, почить на Его груди, говоря: «Мое Божественное Сердце пылает такой большой любовью к людям, а особенно к тебе, что уже не может сдерживать в себе пламя этой любви. Оно должно ее излить при твоей помощи и явить себя людям, чтобы их обогатить драгоценными сокровищам и, которые открываю тебе и которые содержат благодать освящающую и спасительную, необходимые, чтобы их добыть из пропасти погибели. И для исполнения этого намерения Я избрал тебя как пропасть недостойности и неумения, чтобы все исполнить самому». Иисус погрузил ее сердце в своем горящем Сердце и вернул обратно как язык пламени.

Впоследствии Пресвятое Сердце явилось в образе, который со временем стал очень распространенным: "как бы на троне из пламени, излучающее свет во все стороны... с открытой раной... окруженное терновым венцом, а над ним находился Крест. Божественный Учитель открыл, что источником Его страданий, которые от момента Воплощения находились в Его Сердце, была огромная любовь к нам и что желает ответной любви и почитания образа этого видимого Сердца с целью растрогать бесчувственные человеческие сердца и излить на почитателей особенное благословение.

Также святая услышала и жалобу Спасителя на недостаточное почитание Святых Даров. Мысль, что Божественная Любовь нелюбима стала для нее как проникающий сердце меч. Поэтому она старалась не упускать возможности удовлетворить и это Его желание. Однажды во время поклонения Святым Дарам Иисус явился в славе с сияющими ранами и открытой грудью, указывая, источник сияния — любящее и достойное любви Сердце. Он просил в качестве вознаграждения за человеческую неблагодарность и забвение причащаться в первые пятницы месяца, а также бодрствовать в ночь с четверга на пятницу. Поскольку исполнение этой просьбы было невозможно без разрешения настоятельницы, в доказательство божественного источника этой практики, к святой, испытывающей в то время сильное недомогание, внезапно вернулось здоровье. Настоятельницу это убедило...

Несмотря на обилие благодати, Небесный Учитель предостерег, что, хотя, хотя Он и снисходителен к слабостям, то и не менее суров в исправлении и наказании неверности. Чтобы величие Его даров не мешало сестре Маргарите Марии узнать и помнить, чем она является, ей был указан ее собственный образ, повергший святую в ужас...

Тем не менее явления Святого Сердца продолжались. Однажды она Его увидела в окружении серафимов, которые укрепили ее любовь к Пресвятому Таинству. Именно во время празднования Торжества Тела Христова в 1675 г. произошло главное откровение, возвещающее желание Спасителя установить особый праздник. Тогда Маргарита Мария услышала: "Вот Сердце, которое так сильно полюбило людей... А в ответ от большинства людей испытываю только неблагодарность в виде холодности и пренебрежения, с которыми они относятся ко мне в этом Таинстве Любви. Но еще большее страдание приносит то, что так поступают со мной даже посвященные Мне сердца. Поэтому желаю, чтобы первая пятница после Октавы Божьего Тела была посвящена особенному торжеству в честь Моего Сердца, чтобы в этот день приступали к Св. Причастию и приносили торжественное вознаграждение через публичные акты покаяния с целью исправить оскорбления, причиненные этому Сердцу... «Взамен Господь обещал изливать щедро струи своей Божественной Любви на тех, кто будет отдавать эти почести и стремиться к тому, чтобы почитание Сердца Иисуса расширялось. Иисус указал также на отца Коломбьера, как на того, кто должен постараться ввести это богослужение.

Благочестивый иезуит не имел оснований не поверить словам, переданным через Маргариту Марию самим Спасителем, и был первым, кто лично исполнил акт посвящения себя Пресвятому Сердцу. Было это 21 июня 1675 г. в пятницу после октавы Божьего Тела.

Со временем почитание Сердца Иисуса распространилось по монастырям Ордена визиток. Введение этой набожной практики изменило внутренний облик монашеских общин в лучшую сторону. Даже сердцами тех, кто первоначально противился ее возникновению, полностью овладело Божественное Сердце. Уже все говорят: «Воистину, это Божье дело»...

В наши дни в Церкви также возникает много различных практик, которые почти беспрепятственно распространяются, и трудно бывает в них разобраться. Однако критерии определения происхождения новых течений в Церкви всегда те же самые.

Во-первых, новые откровения и практики не должны вносить ничего нового в Откровение Священного Писания и Священного Предания и не могут противоречить уже существующим, проверенным временем и давшим хорошие плоды.

Во-вторых, сторонников новых практик должны характеризовать смирение, послушание авторитету Церкви и уважение к традиционной набожности, которая не может стать неактуальной только потому, что кому-то хочется все изменить. Каждая испытанная форма благочестия имеет право на существование, пока существуют верующие, именно в ней находящие свой путь к Богу.

В-третьих, всякое Божье дело происходит через Крест...

Все это подтверждают явления Божественного Сердца св. Маргариты Марии Алакок. Но далеко не все новые течения отвечают перечисленным критериям. К тому же, хоть на первый взгляд ситуация в мире и в Церкви сегодня иная, чем в описываемые времена во Франции, все же стоит задуматься над словами Спасителя, обращенными к нашей Святой. И сегодня Любовь — не любима так, как следует. Хотя бы потому, что ее неверно понимают, забывая, что истинная любовь — это самопожертвование, а не милые отношения и приятное времяпровождение. Поэтому многие верующие охотно приходят в храм и общаются там, пока им это интересно. Когда интерес проходит или возникают какие-то проблемы, решать которые с Богом так и не научились, проводя время в Церкви как в клубе по интересам, то исчезает и «вера» и «любовь».

Многие предпочитают христианство без Креста, убирая этот знак спасения подальше с глаз. Как, впрочем, и дарохранительницу, которая во многих храмах не занимает почетного и самого достойного места (к чему призывает все же Конституция о Литургии II Ватиканского Собора); ей отводится часто скромный уголок, так что ее не сразу и заметишь. Неужели Господу, который жаловался Маргарите Марии на недостаток почитания Св. Даров, в наше время это вдруг начало нравиться?

Возрастает и самомнение верующих, позволяющих себе фамильярность по отношению к Богу; литургия из богопочитания превращается в шоу (далеко не всегда к тому же высокого качества), а священник из духовного руководителя, преподносящего Св. Таинства, превращается в дружка или, в лучшем случае, психотерапевта...

«Tempora mutantur, et nos mutamur in illis» («Времена меняются, и мы меняемся в них»). Но Бог ведь не меняется! Он, конечно, уважает мнение человека, даже если последний ошибается, но это не значит, что Тот, кто «снисходителен к слабостям, но суров к неверности» будет подстраиваться под человека. А значит, то, что всегда Ему не нравилось, не может вдруг стать приятным и наоборот, то, чего Он желал от человека всегда, не может стать безразличным.

Почти через 300 лет после явления французской визитке, Иисус явил величие своего Милосердия польской монахине Фаустине Ковальской. Однако этот культ никоим образом не упраздняет почитания Божественного Сердца, лишь открывает новые грани Любви Бога к человеку, который, к сожалению, часто продолжает оставаться глухим к призыву Бога или выбирает из этих откровений только то, что нравится, закрывая глаза на предупреждения о последствиях такой выборочной набожности. А ведь злоупотребление Милосердием Божиим приводит ко греху против Духа Святого, чреватому утратой вечного спасения! Но как же часто упоминание даже о чистилище, не говоря уж об аде, считается неуместным, нежелательным, портящим хорошее самочувствие, которое для многих — критерий Божьего деяния. Какое заблуждение! Примеры признанных Церковью Святых, в том числе и св. Маргариты Марии Алакок и св. Фаустины Ковальской, показывают, что те, кого избрал Бог апостолами Его любви, прошли через страдания, опасались собственного вечного осуждения, и предупреждали, как опасно шутить с Богом или поступать вопреки Его желаниям.

По этому случаю, думается, уместным привести еще один пример из жизни св. Маргариты Марии. Новая настоятельница запретила святой бодрствования в ночь с четверга на пятницу, которых пожелал от нее Иисус и которые разрешила предыдущая настоятельница, убежденная чудесным выздоровлением визионерки. Сестра Алакок со смирением послушалась. Однако, хотя и с робостью, но часто высказывала опасения, что подобный запрет не угоден Богу и как бы та, от которой он исходил, не была вынуждена приносить за это удовлетворения, весьма скорбного для нее. Настоятельница вскоре убедилась в справедливости этого опасения и вернула богоугодную практику.

В нынешней ситуации сторонников традиционной литургии этот пример весьма показателен, т.к. многие из них, встречая необоснованное сопротивление возрождению так называемой «традиционной» мессы, опускают руки, опасаясь показаться «непослушными», хотя на самом деле непослушными здесь являются как раз те, кто противится воплощению в жизнь документов Папы Бенедикта XVI и папской комиссии «Ecclesia Dei». И, заботясь о спасении противников освященного временем чина мессы, его приверженцы должны не бояться отстаивать свое право, дарованное Римским Первосвященником и, подобно, как и св. Маргарита Мария, припоминать им, как бы не оказалось, что противясь старой мессе, те противятся самому Богу.

К сожалению, место истинной христианской любви в сердцах многих сегодня занято идеологией, а где идеология — там нет Христа. Истинное единство Церкви — не в однообразии, не в подчинении меньшинства большинству, не в навязывании своих взглядов и не в насилии над совестью своих собратьев, а в уважении, помощи, понимании. Широко известное «прочтение знаков времени» вовсе не означает изменения в угоду господствующим веяниям (которые также весьма разнообразны и неоднозначны), но осознание наиболее важных проблем современного мира и Церкви, пребывающей в нем, и умение противопоставить опасным для спасения влиянием соответствующие средства из духовной сокровищницы Церкви: как новые, так и старые, которые, возможно, и являются основой настоящего возрождения христианской веры, надежды и любви.

К этим несомненным сокровищам относятся и традиционная литургия, позволяющая современному человеку сохранить духовную связь с предыдущими поколениями верующих, преемственность и глубину богопочитания, и культ Святейшего Сердца Иисуса, как источника животворящей жертвенной любви, без которой невозможно истинное христианство.

2014

Автор статьи: о. Сергей Давыдов (Канцлер Курии Преображенской епархии в Новосибирске и исполняющий обязанности настоятеля Кафедрального собора преображения Господня в Новосибирске, Россия)

Сердце Иисуса — вдохновение Церкви

«Cor Jesu sacratissimum, miserere nobis» — этим троекратным возгласом верных и священника заканчивается молитва после Мессы, установленная, блаженной памяти, Папой Львом XIII.

«Святейшее Сердце Иисуса, помилуй нас». Почему Сердце стало объектом полонения Католической Церкви?

Безусловно, потому, что сердце всегда считалось средоточием качеств человека. Средоточием греха и добродетели. Этому мы находим множество примеров в Святом Писании. Другими словами — средоточием души, её сердцевиной, (заметьте, что это слово является однокоренным к сердцу), центром. В еврейском языке оно было не только кладезем чувств, но и обозначало внутреннюю сущность человека.

Правда, зачастую, относительно сердца человеческого, Святое Писание высказывается весьма критически. Например, о людях: «Которые с ближними говорят о мире, а в сердце у них зло», (Пс 27, 3), или в противлении Богу твердят: «Будем поступать по упорству злого сердца своего», (Иер, 18, 12-б).

Таким образом, сердце человека «весьма испорчено», потому что разделено в самом себе. И, даже тех добродетелей, которые сохраняются в нём, порою не хватает, чтобы противостоять искушениям зла. Как результат — углубление внутренних противоречий, порождаемых этим разделением. Очень хорошо описал это состояние св. апостол Павел, когда назвал себя бедным человеком, в связи с тем, что его желания часто не совпадают с действиями и наоборот. Очевидная несвобода, обусловленная порабощённостью греху.

Эта порабощённость, в свою очередь, является причиной многочисленных страданий, которым человек подвергает самого себя и своего ближнего.

Чтобы преодолеть собственную зависимость от греха и тем утолить страдания, верующая душа устремляется в мольбе к своему создателю. Тем более, что Сам Господь воплотился в Своём Слове и Стал человеком.

Во Христе человек увидел средоточие всего того, чего так не достаёт ему самому.

Интересно, что распространение почитания Святейшего Сердца Иисуса, особенно приходится на XVII век — время, когда преимущественно во Франции, господствует янсенизм, подчёркивающий недоступность Бога для грешника и крайнюю узость врат Царствия Божия.

В этой ситуации развивается духовность, подчёркивающая близость Господа к людям, особенно в лице Воплощённого Слова, то есть, Иисуса Христа. Символическим выражением этой близости становится Сердце. Распространение культа почитания Святейшего Сердца Иисуса связано с именем святой Маргариты Марии Алакок.

Сердце Иисуса, как неисчерпаемый источник благодати и всех тех добродетелей, в которых мы испытываем такой острый недостаток. Оно Одно может восполнить все наши немощи, и помочь преодолеть внутреннее разделение, так как в Нём нет никакого разделения. Только Оно Одно может даровать нам целомудрие, то есть внутреннюю цельность в единстве души и тела, что в общем-то, и является состоянием святости.

Вся сила устремлённости истерзанной души к Сердцу Спасителя ярко отражена в известной Литании к Святейшему Сердцу Иисуса. Каждое воззвание является призывом для души и пищей для размышления. Все драгоценные качества, добродетели и свойства Сердца Спасителя, включённые в эти воззвания, как бы призваны проникнуть в наше сердце и восполнить, как было сказано выше, его немощи и недостатки.

Очень символично то, что Литания заканчивается, как бы, итоговым прошением, заключающим в себе все наши чаяния и надежды: «Jesu, mitis et humilis corde. Fac cor nostrum secundum Cor tuum». («Иисус кроткий и смиренный сердцем. Сотвори сердца наши подобными Сердцу Твоему»).

Таким образом, нам становится понятным, почему говорится, что жизнь христианина, не что иное как imitatio Christi, то есть — подражание Христу.

Истерзанное собственным непостоянством, на фоне скоротечно изменяющегося мира, подверженное всем его влияниям, искушениям и соблазнам, наше сердце жаждет приобщиться неизменному, постоянному. Тому, на что не могут влиять никакие вихри сиюминутных перемен, что основано на вечных и неизменных истинах и ценностях. Что способно успокоить наше мятущееся сердце. Всё это и есть Святейшее Сердце Иисуса.

Очевидно, в связи с этим, что отражением веры в то, что «Jesus Christus heri et hodie idem, et in sfecula!» -("Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки Тот же«); (Евр 13, 8), является, основанное на Божественном Откровении и вдохновении Святого Духа, незыблемое учение Церкви. Именно Оно способно дать настоящую опору человеку в мирской жизни и критерии для вынесения суждений по различным жизненным вопросам.

Опираясь на него, верный может быть спокоен в осознании того, что является, таким образом, причастным истине.

Одним из внешних проявлений неизменности Бога и Его воли в Церкви является, безусловно, Её литургическая жизнь, основанная на древней традиции, что подчёркивает особым образом преемственность, существующую в Ней, то есть, связь поколений и времён. Особую значимость этого преемства, то есть — традиции, каждый верующий способен ощутить в осознании, что целые сонмы святых имеют с ним некую духовную связь, именно через причастность единой Литургии, где каждое слово и жест выверены духовным опытом множества подвижников. И, хотя они принадлежат к разным эпохам, духовным традициям и странам, тем не менее. Их взгляд в веках имеет чёткую устремлённость в едином направлении. Он устремлён ко Христу.

Христоцентричность — характерный признак истинности учения и того, что именуется lex orandi, то есть — закон молитвы, а значит, безусловно, Литургии.

Конечно, возможно услышать возражение, что Сердце Иисуса, это, прежде всего, источник и средоточие любви. А, любовь, как известно, превозносится над законом. И, это воистину так!

Но, не стоит также забывать, что способы выражения любви весьма конкретны. Они были таковыми и со стороны Иисуса. Высшей степенью проявления любви с Его стороны было Его жертвоприношение на Кресте.

От человека также требуется её конкретное проявление. Иначе всё может замкнуться на размытом субъективизме, основанном на чувственных переживаниях и, в конце концов, ни к чему не обязывающих.

Нет, Спаситель, призывающий нас припадать к Его Святейшему сердцу, даёт нам, очень конкретный критерий любви к Нему. «Si praecepta mea servaveritis, manebitis in dilectione mea, sicut ego Patris mei praecepta servavi et maneo in eiusdilectione»; («Если заповеди Мои соблюдёте, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви»); (Ин 15, 10).

Таким образом, именно заповеди являются конкретизированным законом любви. И, любовь к заповедям Божиим и стремление к их исполнению, является проявлением любви ко Христу, также как и любовь к Литургии и уважение к её многовековой неизменности в традиции, является своего рода, проявлением любви к Церкви.

Всему этому Она — Его невеста и, равно, каждый верующий учится у Христа — своего возлюбленного Жениха и нашего Спасителя, припадая к Его Святейшему Сердцу, черпая вдохновение жизни из этого, поистине, неисчерпаемого источника.

2013

Автор статьи: о. Томас Хубер (Kaplan Thomas Huber, Wolfsburg, Augsburg)

Das Herz Jesu und die überlieferte heilige Messe

Die Herz-Jesu-Andacht als geistiges Messopfer

Die „Gesellschaft vom Heiligsten Herzen Jesu“ setzt sich für die Verbreitung der überlieferten heiligen Messe in Russland ein. Die überlieferte Messe nach dem römischen Missale von 1962 ist der Kern des Apostolates der Gesellschaft. Zu diesem Kern gehört aber auch die Verehrung des Heiligesten Herzen Jesu. Die heilige Messe und die Herz-Jesu-Andacht gehören untrennbar zusammen und bilden eine Einheit.

1. Die überlieferte Messe

Die Alte Messe, wie sie auch genannt wird, hat die Eigenschaft, dass sie den Glauben der Kirche in unverstellter und unverkürzter Weise darstellt. Dem menschlichen Geist wird es in dieser Feier leicht gemacht, die Geheimnisse des katholischen Glaubens schnell zu erfassen. Diese Geheimnisse sind: Wahrheit und Opfer. Jesus Christus ist der Weg, die Wahrheit und das Leben. Er ist Anfang und Ende. In der heiligen Messe erneuert Christus in unblutiger Weise sein Opfer auf Golgota, durch das die Menschheit entsühnt wurde. So hat es schon der hl. Paulus gesagt: „Jetzt noch, in dieser Welt, lebe ich in dem Glauben an den Sohn Gottes, der mich geliebt und sich für mich hingeopfert hat (Gal 2,20)“. Besonders in der Alten Messe werden diese beiden Geheimnisse klar erkennbar: unter den Gestalten von Brot und Wein setzt sich Christus, der die Wahrheit ist, erneut zum Opfer vor Gott dem Vater aus.

Damit diese Geheimnisse bewahrt werden, hat die Kirche in jahrhunderterlanger Tradition die überlieferte Feier derselben streng bewacht. Die Feier der Geheimnisse Jesu Christi ist uns als die heilige Messe im Messbuch von 1962 überliefert. Die Messe von 1962 enthält viele wichtige Elemente, die sich wie ein Schutzmantel um die Geheimnisse unseres Glaubens legen: Die Gebete zur Opferung sichern der Kirche das Opfer zu, das sie im Namen des Herrn darbringen darf. Dann das Schweigen, die Kanonstille, die eintritt, wenn der Priester den Messkanon lautlos betet. Das Schweigen während der heiligen Opferhandlung, bewahrt vor Hochmut gegenüber dem erscheinenden Gott. Weiterhin bewahrt die Opfertheologie des römischen Messkanon das Erlösungswerk Christi am Kreuz. Elemente des Schutzmantels sind auch das Latein, das vor individueller Willkür durch den Zelebranten schützt, die gemeinsame Gebetsrichtung von Zelebrant und Gläubigen zum Kreuz hin, die alleinige Zulassung von männlichen Messdienern, zu ihrer sicheren Vorbereitung auf das heilige Priestertum und die wertvolle kniende Mundkommunion. Die kniende Mundkommunion ist das wirksamste Zeichen und das eindeutigste Bekenntnis, dass unter der Gestalt des Brotes Jesus Christus, der König der Welt, empfangen wird. Wer nun ein oder mehrere Elemente wegnimmt, schneidet große Löcher in diesem Schutzmantel, und setzt so die Geheimnisse der Messe - Opfer und Wahrheit – größter Gefahr aus. Darum ist es Pflicht, die Alte Messe nicht zu verfälschen oder andere neuere Formen einzuführen. Es ist aber auch Pflicht eines jeden Gläubigen, bereitwillig die unendlichen Vorzüge dieses Ritus anzuerkennen. Der überlieferte Ritus ist vollkommenes Bekenntnis der christlichen Religion. Er ist die Summe des katholischen Glaubens. Die heiligen Päpste haben das immer wieder bestätigt. Besonders deutlich auf dem Konzil von Trient 1562: „Das Heilige muß heilig verwaltet werden. Da es nun nichts Heiligeres gibt als dieses Opfer, so hat die katholische Kirche, um würdig und ehrfurchtsvoll zu opfern und zu empfangen, seit vielen Jahrhunderten den heiligen [Mess-] Kanon eingeführt. Er ist frei von jedem Irrtum und enthält nichts, was nicht ganz und gar Heiligkeit und Frömmigkeit atmet und die Herzen der Opfernden zu Gott emporrichtet.“

Diese Vorzüge machen es jedem Gläubigen zur Pflicht die Alte Messe immer tiefer zu verstehen, um Gott den ganzen wohlgefälligen Kult darzubringen.

2. Die Pflicht zur Herz-Jesu-Andacht

Warum gibt es aber nun eine Pflicht zur Herz Jesu-Andacht? Eben aus den gleichen, gerade genannten Gründen: unverstellte und unverkürzte Darstellung der Geheimnisse Wahrheit und Opfer!

Pius XI. schreibt: „Liegt nicht in dieser Andachtsform der Inbegriff der ganzen Religion und die Wegweisung zur Vollkommenheit? Denn leicht führt sie unseren Verstand zur tiefen Erkenntnis Christi, und nachdrücklich vermag sie die Herzen zu immer glühenderer Liebe und immer engerer Nachfolge des Heilands anzuspornen (Enzyklika "Miserentissimus Redemptor" 1928).”

Pius XII. schreibt in seiner Herz-Jesu Enzyklika Haurietis aquas 1956: „daß außerdem dieser Kult seine Wurzel in den Grundlagen der christlichen Lehre hat, findet seinen klaren Beweis darin, daß der Apostolische Stuhl jene liturgische Feier früher bestätigte [das erste liturgische Stundengebet fand am 20. Oktober 1672 statt] als die Schriften der hl. Margareta Maria (1647-1690). Man soll also nicht sagen, daß dieser Kult seinen Ausgang von einer göttlichen Privatoffenbarung genommen habe, noch daß er in der Kirche plötzlich dagewesen sei; er ist vielmehr wie von selbst erblüht aus lebendigem Glauben.“ Die Herz-Jesu Enzyklika von Papst Pius XII. ist ein so großer Schatz, dass sie im weiteren Verlauf immer wieder zitiert werden wird.

Und es ist „sicher allen klar, daß es hier nicht um eine gewöhnliche Andachtsform geht, die jeder nach Gutdünken den übrigen nachsetzen oder geringachten darf, sondern um eine Hingabe an Gott, die mächtig hilft zur Erlangung der christlichen Vollkommenheit. … Es besteht also kein Zweifel, daß, wenn die Christgläubigen dem heiligsten Erlöserherzen huldigen, sie einer schweren Verpflichtung nachkommen, durch die sie Gott zu dienen gehalten sind, und zugleich dem Schöpfer und Erlöser sich und alles Ihrige weihen. … Wir spornen zur eifrigen Übung dieser Andacht alle Unsere geliebten Söhne in Christus an, die, welche bereits daran gewöhnt sind, die heilenden Wasser zu schöpfen, die dem Heilandsherzen entströmen wie besonders die, welche nach Art von Zuschauern neugierig und zweifelnd von weitem zusehen.“

„Gibt es eine Andacht, die hochwertiger wäre als die Herz-Jesu-Verehrung, die genauer der Eigenart des katholischen Glaubens entspräche, die angepasster den heutigen Nöten der Kirche und der Menschheit entgegenkäme?“

3. Die Vorzüge der Herz-Jesu-Andacht

Der erste Vorzug der Herz Jesu Andacht besteht nun darin, dass das Dogma von der Anbetungswürdigkeit des Leibes Christi auf einzigartige Weise enthalten ist. Das Konzil von Ephesus stellte 431 fest, dass das fleischgewordene Wort, der Sohn Gottes, wegen seiner Person-Einheit mit einer einzigen Anbetung zu verehren ist. Der natürliche Leib Christi wird also nicht getrennt verehrt, sondern als Einheit mit dem göttlichen Wort, dem Logos angebetet.

Mit der Anbetungswürdigkeit des Leibes Christi ist ein weiterer Vorzug verbunden. Das Dogma der hypostatischen Union ist klar herausgestellt: angebetet wird die eine Person des Sohnes Gottes, der seine beiden Naturen (Hypostasen), die menschliche und die göttliche, „unvermischt und ungetrennt“ umfängt und trägt. „Dass beide Naturen sich zu einer Person vereinigten, das kann, wenn der Glaube nicht daran festhält, keine Rede erklären“, so schreibt Papst Leo der Große.

Herz Jesu, vereint mit der Person des Sohnes Gottes, erbarme Dich unser!

Hinzu kommt: Nicht nur die beiden Naturen, die menschliche und göttliche Natur sind im Sohn Gottes geeint, sondern auch sein menschlicher und göttlicher Wille. Beide, der menschliche und der göttliche Wille wurden von der Kirche als gegeben verteidigt (3. Konzil von Konstantinopel 681). Ein Mensch ohne einen eigenen Willen ist kein Mensch und Gott hätte den Willen des Menschen nicht heilen können, wenn der Mensch keinen gehabt hätte. Maximus der Bekenner (+662) hat herausgestellt, dass diese zwei Willen nicht zur Schizophrenie einer doppelten Persönlichkeit führen. Der natürliche Wille wird vielmehr in den Willen der Person mit aufgenommen. Denn „von der Schöpfung her ist der menschliche Wille auf den göttliche Willen hingeordnet. Der Naturwillen des Menschen findet im Einstimmen in den göttlichen Willen seine Vollendung. Der menschliche Wille ist schöpfungsgemäß auf das Zusammenwirken mit Gottes Willen hin angelegt (vgl. Benedikt XVI.).“ Der Katechismus der katholischen Kirche schreibt: „Da Christus wahrer Gott und wahrer Mensch ist, hat er einen menschlichen Verstand und einen menschlichen Willen. Diese stehen mit seinem göttlichen Verstand und göttlichen Willen, die er mit dem Vater und dem Heiligen Geist zusammen hat völlig in Einklang und sind ihnen untergeordnet (482).“ Alles was Jesus tut zeigt, dass er seinen natürlichen Willen ganz auf den göttlichen Willen ausrichtet und so den Menschen wirklich vollendet.

Hier schließt sich ein weiterer Vorzug an. Dort, wo der Sohn ist, da ist auch der Vater und der Heilige Geist. Papst Pius XII. schreibt in seiner Herz-Jesu Enzyklika: „dass die Herz-Jesu Verehrung in ihrem Wesen nichts anderes ist als die Verehrung der göttlichen und menschlichen Liebe des fleischgewordenen Wortes, und wieder nichts anderes als die Verehrung jener Liebe, mit der auch der himmlische Vater und der Heilige Geist die sündigen Menschen umhegen; denn wie der hl. Thomas von Aquin sagt, ist die Liebe der Heiligsten Dreifaltigkeit der Ursprung der menschlichen Erlösung, sofern sie sich in überreicher Fülle in den menschlichen Willen Jesu Christi und sein anbetungswürdiges Herz ergoss und ihn kraft der gleichen Liebe zur Hingabe seines Blutes veranlasste, um uns von der Gefangenschaft der Sünde freizukaufen: „Ich muss mit einer Taufe getauft werden, und wie drängt es mich, bis sie vollbracht ist.“ Wer das Herz Jesu verehrt, bekennt sich zu einer dreifachen Liebe: der menschlichen und göttlichen Liebe Christi und der unendlichen Liebe der Allerheiligsten Dreifaltigkeit.

Gott Vater im Himmel, erbarme Dich unser!
Gott Sohn, Erlöser der Welt, erbarme Dich unser!
Gott Heiliger Geist, erbarme Dich unser!
Heilige Dreifaltigkeit, ein einiger Gott, erbarme Dich unser!
Heiligstes Herz Jesu, erbarme Dich unser!

Auch die Glaubenswahrheit der Auferstehung und die Fortdauer des Fürsprechertums Christi in der Ewigkeit, sind vollkommen in die Herz-Jesu-Andacht eingebunden. „Nachdem unser Heiland mit dem im Glanz der ewigen Glorie erstrahlenden Leib zum Himmel aufgefahren ist und zur Rechten des Vaters sitzt, hat er nicht aufgehört, in glühender Liebe, in der auch sein Herz schlägt, mit der Kirche, seiner Braut, zu sein. Er trägt ja an den Händen, den Füßen und der Seite die leuchtenden Wundmale, die seinen dreifachen Sieg über Satan, Sünde und Tod darstellen; und ebenso besitzt er in seinem Herzen, wie in einem kostbaren Schrein geborgen, jene unermeßlichen Schätze von Verdiensten, die Früchte des gleichen dreifachen Triumphes, die er dem erlösten Menschengeschlecht freigebig mitteilt – eine trostvolle Wahrheit.“

Durch die Freuden Deines verklärten Herzens, erlöse uns, o Herr!
Dass Du Deine heilige Kirche regieren und erhalten wollest, wir bitten Dich, erhöre uns!
Dass Du uns in Deine ewige Herrlichkeit führen wollest, wir bitten Dich, erhöre uns!

Zusammenfassend kann nun gesagt werden: Der Blick auf den anbetungswürdigen Leib Christi, hat den Blick auf den Sohn Gottes selbst gelenkt, der als wahrer Gott und wahrer Mensch angebetet wird. Hinter all dem steht aber die unendliche Liebe des Dreifaltigen Gottes. Im Innenraum der Dreifaltigkeit ist der auferstandene Christus unser ständiger Fürsprecher. Die Herz-Jesu-Andacht führt also die grundlegenden Glaubenswahrheiten der katholischen Religion an. Es fehlt nichts. Aufgrund der genannten Vorzüge ist diese Andacht so wertvoll und unverzichtbar.

4. Das Herz Jesu

Warum das Herz? Die ganze menschliche Natur Christi und alle ihre Teile sind Gegenstand der anbetenden Verehrung. Alle Teile der menschlichen Natur Christi sind in gleicherweise verehrungswürdig. Dennoch haben sich eine besondere Verehrung für die heiligen fünf Wunden, das kostbare Blut, das heilige Antlitz Jesu, das Haupt des leidenden Erlösers und sein heiligstes Herz gebildet. Der Grund, warum diese Teile der menschlichen Natur Christi in besonderer Weise verehrt werden, liegt darin, dass sich in ihnen die Erlöserliebe Christi besonders deutlich geoffenbart hat. Bei der Verehrung des Herzens Jesu ist zu bedenken, dass es sich wirklich um das leibliche Herz des Gottmenschen handelt, das angebetet wird. Zugleich ist das Herz das vollkommenste Symbol der Erlöserliebe Christi zu den Menschen (vgl. Ludwig Ott, Dogmatik).

Die eindringlichen Worte von Prälat Dr. Robert Mäder (1875-1945) führen direkt zum Herzen Jesu: „Das Gesetz der Gottheit ist die Liebe. Deus caritas est. Gott ist die Liebe. Innergöttlich die Liebe des Vaters zum Sohn und die Liebe des Sohnes zum Vater im Heiligen Geist. Nach außen die Liebe der Erschaffung und Erhaltung, die Liebe der Erlösung und die Liebe der Heiligung. Der Vater ist Liebe. Der Sohn ist Liebe. Der Heilige Geist ist Liebe. Das bedeutet: Jesus caritas est. Jesus, der Gottessohn und Menschensohn, ist die Liebe. Aus Liebe schuf er die Erde. Aus Liebe schuf er den Menschen. Aus Liebe wurde er einer von uns. Einem jedem von uns lief er nach. Und gab sein Leben für uns hin. Er wurde unsere eucharistische Speise. Dieses Weltgeschehen ist christozentrisch und darum fühlt man bei allem immer wieder den Pulsschlag des göttlichen Herzen Jesu. Jesus caritas est. Christus der König hat ein Herz. Wer das Herz Jesu nennt, der meint damit Jesus in seinem tiefsten, allerinnersten Wesen. Er hört gleichsam den geheimnisvollen Pulsschlag seines gottmenschlichen Lebens.“ In Bezug auf die Kirche schreibt der schweizer Prälat: „Das Herz der katholischen Weltkirche ist das Herz Jesu. Das Herz Jesu, das ist Jesus. Das Herz, das ist alles. Sein Schlag erhält die Kirche am Leben. Sein Blut ist ihre Nahrung. In ihm leben wir, bewegen wir uns und sind wir. Wenn dieses Herz aufhören würde zu schlagen, wäre es um die Kirche geschehen. Das Herz ist alles. Auf das Herz kommt alles an.“

Dieses Herz Jesu strebt nun in unergründlicher Liebe zum Letzten Abendmahl, zum Garten Gethsemane und ans Kreuz unserer Erlösung. „Der Einziggeborene Sohn Gottes hat die leidensfähige und sterbliche Menschennatur hauptsächlich aus dem Grunde angenommen, weil er das blutige Opfer, am Kreuze hängend, darzubringen wünschte, um das Werk des Heiles der Menschheit zu vollenden. Darum offenbart die Liebe Jesu Christi, des Sohnes Gottes, durch das Opfer auf Golgotha klar und lichtvoll die Liebe Gottes selbst: „Wir haben die Liebe Gottes erkannt: Er hat sein Leben für uns dahingegeben; so sollen auch wir das Leben für die Brüder hingeben.“ Und wirklich ist unser göttlicher Heiland mehr durch die Liebe als die Gewalt der Henker ans Kreuz geheftet worden; sein freiwilliges Ganzopfer ist das hochwertigste Geschenk, das er jedem einzelnen Menschen gab.“

5. Die überlieferte Messe und die Herz-Jesu-Andacht

Die Andacht zum Heiligsten Herzen Jesu verträgt also keine Sentimentalitäten und keine emotionalen Verirrungen. Das Herz hat nichts Weichliches oder Schwaches. Es hasst die Sünde und die Unbarmherzigkeit. Das Herz Jesu kämpft, es setzt sich zur Wehr und ist stark. Sein Herz verströmt weiches Blut und heißes Feuer, Liebe und Strenge zugleich. Das Herz Jesu verlangt von sich und von uns Opfer (vgl. R. Mäder). Das Herz Jesu drängt ans Kreuz, um das Erlösungswerk zu vollziehen. In seiner Liebe, die jede Erkenntnis übersteigt, hat er sein Blut für uns vergossen. Er hat uns von aller Sündenschuld gereinigt. Sein durchbohrtes Herz ist zur Quelle des Lebens geworden, aus der wir das Heil schöpfen.

„So kommen wir leicht zu dem Schluß, daß die Verehrung des heiligsten Herzens Jesu dem Wesen der Sache nach der Kult der Liebe ist, mit der Gott uns durch Jesus geliebt hat, und zugleich die Übung unserer Liebe zu Gott und den übrigen Menschen. Mit anderen Worten, diese Verehrung geht auf die Liebe Gottes zu uns, auf Ihn, der angebetet, dem Dank gesagt und in dessen Nachahmung gelebt werden soll.“

Die richtige und gut verstandene Herz-Jesu-Andacht ist also der Kult der Liebe Gottes zu uns. In dieser Andacht setzt Gott in Liebe sein Erlösungswerk fort. Wer das Herz Jesu verehrt, kommt sicher zum Erlösungswerk Christi am Kreuz. Nichts anderes ist aber die heilige Messe. Das heilige Messopfer ist die Liebe zu uns. So verbinden sich Messopfer und Andacht in analoger Weise. Die Andacht ist ein geistiges, gebetetes Messopfer. Sie ist das immerwährende geistige Opfer Christi für uns und das Opfer der Kirche an den dreifaltigen Gott. Die Andacht ist eine heilige Messe, die der überlieferten Alten Messe entspricht. Die traditionelle Andacht entspricht der traditionellen Messe – beide Wege führen zum Kreuz.

Durch die Schmerzen Deines leidenden Herzens, erlöse uns, o Herr!
Durch die Todesangst Deines sterbenden Herzens, erlöse uns, o Herr!
Durch die Wunde Deines geöffneten Herzens, erlöse uns, o Herr!
Durch das Blut und Wasser aus Deinem durchbohrten Herzen, erlöse uns, o Herr!
Durch die Freuden Deines verklärten Herzens, erlöse uns, o Herr!

Mit diesen Worten wird gleichsam das Opfer Jesu Christi erneuert. Er ist gegenwärtig in seinem Opfer. Wir sind gewohnt von der ersten Messe auf Golgotha zu sprechen. Wir sind gewohnt von dem Schlachtopfer unserer Altäre zu sprechen, das in unseren Kirchen dargebracht wird. Aber es gibt eben noch eine dritte heilige Messe: die traditionelle Herz-Jesu-Andacht. Sie enthält die Wahrheit Jesu Christi und sein Opfer, seine Auferstehung, seine geistige Gegenwart im fleischlichen Herzen Jesu und die geistige Kommunion der Gläubigen. Sie ist der Kult der Liebe.

In der traditionellen Herz-Jesu-Andacht sind Lob-, Dank-, Bitt- und Sühnopfer der heiligen Messe vollständig enthalten. In der Oratio am Fest des Heiligsten Herzen Jesu heißt es daher, dass unsere Huldigung und unser Lob zugleich ein Werk würdiger Sühne sein sollen. In der Secreta verbindet die Kirche ihre eigene Opfergabe mit dem heiligsten Herzen Jesu. So soll sie vor dem allmächtigen Vater eine wohlgefällige Gabe und Sühne für unsere Sünden sein.

6. Schluss

Ist es verwunderlich, dass seit der Einführung des Novus Ordo, der Neuen Messe, die Herz-Jesu-Andacht immer weiter vernachlässigt wurde? Der Novus Ordo hat die Opfertheologie der Alten Messe aufgeweicht und den Akzent hin zu einer Mahlfeier mit dem auferstandenen Christus verschoben. So musste es kommen, dass der Karfreitag aus dem Blick geriet. Doch gerade dieser Tag war das Ziel des Herzens Jesu: die Erlösung der Menschen am Kreuz durch sein kostbares Blut. Noch einmal: „Die gültigen Dokumente des katholischen Glaubens, in vollem Einklang mit den Heiligen Schriften, versichern uns, daß der Einziggeborene Sohn Gottes die leidensfähige und sterbliche Menschennatur hauptsächlich aus dem Grunde angenommen hat, weil er das blutige Opfer, am Kreuze hängend, darzubringen wünschte, um das Werk des Heiles der Menschheit zu vollenden.“ Es war der feste Wunsch des Herzens Jesu sich als Lamm Gottes darzubringen, das die Sünde der Welt hinwegnimmt. „Und endlich fühlte der göttliche Erlöser am Kreuz sein Herz in mannigfachen und tiefgehenden Regungen erglühen, Regungen brennender Liebe, der Angst und Not, der Erbarmung, heißen Verlangens und verklärter Ruhe – Gefühle, die ihren klaren Ausdruck in den Worten finden: „Vater, verzeihe ihnen; sie wissen nicht, was sie tun“.

Durch die Glut Deines liebenden Herzens, erlöse uns, o Herr!

Denken wir wieder an die mahnenden Worte Papst Pius XII.: dass es „sicher allen klar ist, daß es hier nicht um eine gewöhnliche Andachtsform geht, die jeder nach Gutdünken den übrigen nachsetzen oder geringachten darf, sondern um eine Hingabe an Gott.“

Die Herz-Jesu-Andacht ist der sichere Weg zum überlieferten Messopfer. Die Andacht führt uns zum Herzen Jesu, das auf Golgota seine unaussprechliche Liebe offenbarte. Die Andacht ist ein geistiges Messopfer. Wer die Andacht zum Heiligesten Herzen Jesu bei sich trägt, der trägt die heilige Messe bei sich. Damit kann die Andacht auch in den Häusern des gläubigen Volkes dargebracht werden – zur Gesundung und zum Aufbau der Gesellschaft. Das bedeutet natürlich nicht, dass dadurch der sonntägliche Messbesuch aufgegeben werden kann.

Prälat Mäder: „Wir brauchen, sollen wir vorwärts kommen, mehr Herz. Mehr Liebe. Mehr Feuer. Hirn haben wir bald genug. Aber das Herz wird uns retten. Wer wird siegen in den kommenden Schlachten? Diejenigen, die am meisten Herz und darum am meisten Feuer haben. Diejenigen, die Liebe und Strenge, Blut und Feuer haben.“

Die „Gesellschaft vom Heiligsten Herzen Jesu“ arbeitet daran mit, den Wunsch der Päpste nach einer reflektierten Herz-Jesu-Andacht zu verwirklichen. Mit dieser Arbeit steht sie in dankbarer liebenden Antwort und Sühne zum Heiligsten Herzen Jesu. Sie möchte mit ihrem Apostolat das Gebot des Herrn verwirklichen: „Liebt einander, so wie ich euch geliebt habe.“